«Те же казаки, только на мотоциклах» | ЗОЖ. Здоровый образ жизни: спорт, тренировки, питание

Представитель «Ночных волков» помогал концентрировать «русский дух» в Ставрополе

Русским надо осознать, кто они и в чем цель их существования, считает активист мотоклуба «Ночные волки», член политсовета партии «Правое дело» Алексей Вайц. На минувшей неделе он посетил ставропольский форум Всемирного русского народного собора, где ярко проявилась антитеза между «русской» и «российской» национальной идентификацией. Что по этому поводу думает православный мотоциклист с немецкими корнями, узнала корреспондент КАВПОЛИТа.

— Удивительно видеть представителя мотоклуба на таком форуме…

— Тут казаки присутствуют, а нам почему нельзя? Чем мы отличаемся? Те же казаки, только на мотоциклах вместо коней. Только русский дух мог родить такое явление как русский мотоциклизм. Мы же не называем себя байкерами.

— Что вы на этом форуме хотели услышать или высказать?

— Первое, что необходимо для нации и народа – это целеполагание. Ум нации, не будучи привязан, будет только центробежно рассредоточиваться. Это главная тема сегодня. Прежде чем осуществить целеполагание, надо ответить на один из важнейших вопросов «Кто мы?». Ответ на этот вопрос – это поиск русской идентичности.

— Всемирный русский народный собор в Москве уже дал определение русской идентичности.  Вы с ним согласны?

— Да, конечно, но у меня есть вопросы повестке ставропольского форума. Что такое «российская идентичность»? Я не знаю. Идентичность – это сущносность, а идентификация – это проявление этой сущности.

Российская идентичность – это попытка привить мертворожденную ветку к мощному основанию корня, многовековому онтологически бесконечному русскому сознанию. Всем нужно сосредоточиться на русской идентичности, потому что русский народ, русское сознание является и ядром, и скрепляющим, цементирующим материалом для всех народов.

— Накануне выступал муфтий Карачаево-Черкессии. Он заявил, что слово «русский» указывает на этничность, и это узкое понятие.  Он считает себя россиянином.

— Здесь нужно договориться о терминах. Мой папа говорил, что с русскими воевать бесполезно. Если даже ты победишь, завтра они станут тобой. Вот та часть, которая станет мною, если я вдруг одолел бы русского человека, что это такое?

В первую очередь, это сознание, мировоззренческая парадигма, которую можно отделить от всего мира, живущего по установке «Мир для меня, конечного пользователя, потребителя». Русское сознание – это «Я для мира».

Русский ищет место, где он мог бы совершить жертвенное служение. И пока мы не обретем этого жертвенного служения, у нас тоже ничего не будет получаться, потому что только через служение русский дух восставал, обретал самостоятельность, самостийность.

— Этот русский дух присущ только этническим русским?

— Нет, я немец сам. Мой род ведет отсчет с 1527 года, предки жили в городе Нидда, у горы Фогельсберг. И я считаю себя русским человеком. Детей своих отдал учиться в православный монастырь. Они изучают немецкий язык, немецкую культуру.

Они тоже себя считают русскими, но одновременно сохраняют свою этническую идентичность. Это такой парадокс «русского мира». Константин Леонтьев (философ-консерватор XIX века – прим. ред.) называл это «многосложным цветением».

— Много лет в нашей стране формировали «российскую нацию». Люди просто привыкли к этому названию.

— Знаете, бывает наледь на самолете. Формирует ее природа, туман. Но как только самолет трогается, все сдувается. То же самое и здесь произойдет. Как только русское сознание ощутит опору двигателя – «русского проекта», все слетит.

Мы имеем дело с русским миром, который «не от мира сего». Русский народ не зря называют богоспасаемым. Его заступница – сама Богородица. Россия после того, как утратила государя-императора, не перестала быть самодержавной.

— Так чего нам не хватает? Закрепления слова «русский» в каких-то документах?

— Если говорить технологически, нам не хватает концентрации национального сознания. Это невозможно прописать в каких-то документах. Этого можно добиться лишь концентрацией на вопросе «Кто мы?».

— То есть нужны такие дискуссионные площадки, где пытаются ответить на этот вопрос?

— Очень нужны, и особенно на Северном Кавказе, потому что, если говорить о геополитике, здесь проходит углеводородный эллипс от Ирака до Балкан. Здесь присутствие русского духа и его концентрация обязательны.

И Ставрополь в переводе – «город креста». На этом месте дух должен творить формы. Этот город – пульс русского мира. Поэтому я езжу сюда с удовольствием. Я был здесь на всех форумах ВРНС, и мое скромное мнение, что мы именно здесь должны осуществить поиск национальной идентичности. 

— Мне кажется, если мы на Северном Кавказе начнем формировать русское самосознание, то мы можем оттолкнуть народы, которые не считают себя русскими.

— Ничего подобного. Все они разговаривают на русском языке. Нужно объяснить, что только благодаря русскому миру сохранена их национальная идентичность, потому что в остальном мире это стирается.

За тысячелетнюю историю Россия, вобравшая в себя многие народы, сохранила их самобытность и даже преумножила (некоторым даже азбуку сделала). Нужно выстроить диалог, чтобы они понимали, что они без этого «бульона» засохнут. Русский мир – это питающая среда для бриллиантов этого «многосложного цветения».

 

Светлана Болотникова

Источник: kavpolit.com


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: