Так много вокруг говорят о ценностях, что само собой возникает подозрение – есть где-то духовные, иномирные закрома родины, в которых эти самые традиционные ценности спрятаны. И многие достойные люди бьются без устали, чтобы клад найти и миру явить. Не успеет всемирный собор кончиться, так какая-нибудь конференция «Русский ответ» начинается. Конференция отшумит – уже круглый стол собрали. Доели все за столом до крохи – и на симпозиум. 

Искать сокровища – дело увлекательное, и хотя я-то думаю, что традиционные ценности, обнаружением которых все так озабочены, лучше всего описаны у Варлама Шаламова в «Очерках преступного мира», посвященных, как известно, психологии и нравам блатных, но поддаюсь соблазну. И пытаюсь блеск традиционных ценностей разглядеть за сором современности.

Я, знаете ли, приболел, сидел дома, а вернее сказать, – лежал, разглядывая потолок (хотя смотреть там, конечно, не на что), глотал таблетки и тосковал по людям. Чтобы тоску мою хоть отчасти развеять, зашел в гости старинный приятель. Исчерпав темы для светской беседы, решили мы зачем-то посмотреть культовую в определенных кругах передачу «Вечер с Владимиром Соловьевым». 

Я вообще интересуюсь извивами мысли пропагандистов – работа такая проклятая, и более или менее за происходящим в телевизоре слежу. Но передачи Соловьева смотреть бросил несколько месяцев назад. Тяжело это даже для крепкой психики, да и сценарии у мэтра однообразны. Собравшиеся в студии мудрецы воют нестройно на разные лады: «Новороссия!!!» Иногда, впрочем, отвлекаются, чтобы попинать специально приглашенного либерала из заслуженных и безвредных. Гозмана Леонида, допустим, или Надеждина Бориса. 

А вчера вот оскоромился и увидел нечто новое. Нет, схема все та же. «Новороссия!!!» – зачинает политолог Марков С.А., с трудом уже отличимый от героя плаката «Папа, не пей». «Хунта!!!» – вторят ему «военные эксперты» с квадратными лицами и «депутаты народного совета ДНР» с масляными глазками. «Марионетки Вашингтона!» – подхватывает положенный припев знаменитый депутат Сидякин. В углу назначенный на сегодня в либералы яблочник Митрохин ждет покорно, когда его начнут бить. 

Но – это, безусловно, интуиция, то есть заявление мое вполне безответственно, – что-то новое в воздухе искрит. Попробую с собственными ощущениями разобраться. 

Много лет российскую власть и обслугу ее принято было корить за вранье. Речи из телевизора никак не соотносились с реальными делами. Цинизм входил в число обязательных профессиональных качеств для человека государственного. Тем паче – для телевизионного. И уж, конечно, ни один пропагандист не верил в то, что проповедовал массам. А если вдруг начинал верить, то работы лишался в силу служебного несоответствия. 

И вот как раз украинская авантюра, мне кажется, помогла мастерам пропаганды этот опасный ментальный разрыв преодолеть. Месяц за месяцем выли они свое, про хунту, Новороссию и мир, ополчившийся против России ради чистого зла. И – сломались, поверили, сами себя уболтали, втолкали в выдуманный черно-белый мир, в котором сияет небесным светом Россия, вокруг – сатанинская тьма, и где-то вдали светится красным главный оплот зла, также Соединенными Штатами именуемый. Эмигрировали из реального мира в этот, свой, обжились там и немало сограждан вслед за собой затянули. 

Мелькают дни, меняются герои. Вот уже легендарный полководец Стрелков бродит по московским редакциям и за чашку бесплатного кофе рассказывает о собственных подвигах. Довольно жалостно рассказывает. Девушки даже плачут. Верный соратник его, Бородай, на национал-предательском телеканале о Стрелкове отзывается не без презрения, да еще и обзывает Гиркиным. Где государь Новороссии, Олег Царев, многократно битый, – и спрашивать опасаюсь. 

А изобретатели нового мира этого всего не замечают и продолжают свой вой, стараясь уже не запоминать и не произносить вслух фамилий новых героев Новороссии, пришедших на смену героическому Гиркину и царственному Цареву. Вдруг их завтра из тактических соображений поменяют на совсем уже серых мышек – так зачем время тратить и воздух сотрясать. Лучше петь свое: «Фашизм не пройдет! Марионетки Вашингтона! Кровавая хунта!» 

Эту искренность пропагандистов стоит внести, наверное, в список новых российских ценностей. И вспомнить заодно вот что: когда пропагандисты в собственную откровенную ложь не верят, на выходе имеем нечто серое, слизистое, унылое и обреченное. Начало восьмидесятых в Союзе, например. Но вот когда верят – тут уже совсем другие примеры история подбрасывает. Тоже, впрочем, из двадцатого века.

Министр культуры Российской Федерации (который, кстати, демонстрирует культурность умеренную и в отличие, например, от передового и прогрессивного министра иностранных дел до сих пор ни разу даже не показал умения бойко ботать по фене) «вызвал приступ ярости у либеральной общественности». Я сам приступа не видел, но в «Комсомольской правде» пишут – был приступ. И за этими словами – история, о которой стоит поговорить. 

Министр культуры Мединский отказал в государственном финансировании фестивалю документального кино «Артдокфест». «Артдокфест» – проект режиссера Виталия Манского. Все, что нужно среднему россиянину знать о Манском, сообщает та же «Комсомольская правда»: «Манский решительно поддержал бандеровцев на майдане. И обвинил во всем Россию… Украинец, родившийся во Львове, при распаде СССР он принял гражданство РФ, но русским не стал». По нынешним временам – тут уже лет на семь совокупного срока. Так что категоричность Мединского удивления не вызывает: 

«Ни один проект Манского, в том числе и «Артдокфест», не получит никогда никаких денег, пока я являюсь министром культуры. Он наговорил столько антигосударственных вещей, что пусть делает фестиваль за свой счет, никто не против. Мы же не запрещаем его». 

Министра, правда, пожурили в «МК» за то, что он с одобрением отозвался об ответах подписчиков его министерского блога на это заявление. Ответы такие: «Ни один мускул на моем лице не дрогнет, если эту шваль поставят у стенки и пройдутся с пулемета. Вообще ни один. А новость позитивная. Но Мединскому надо работать активнее». Или вот еще: «Дороги строить надо, лес сажать на месте вырубленного. Гнать туда всю эту св…, прошу прощения, креативность рядами и колоннами». Ну и так далее, подобного добра сейчас много. 

А теперь, внимание, несколько страшных слов: министр культуры Российской Федерации абсолютно прав. Российская Федерация так теперь устроена и такая у нее культура, что поддержки чего-то живого от нее ждать не стоит. И все это прекрасно знают. В мире Мединского искусство – это то, что висит в музеях, а все остальное – художественные средства пропаганды. Чтобы духовность, на пригорке церквушка, ветеран с медалями смотрит вдаль задумчиво, мимо идут пионеры с портретами вождя, и надрывно поет балалайка. Прочее – вне ведения Мединского и сверх компетенций его ведомства. И превращение живого в мертвое, замена искусства «идейно выдержанными материалами, несущими патриотическую нагрузку», – это тоже важнейшая ценность новой России. 

Но самое главное и самое, наверное, неприятное – в другом. Не надо просить у него, вообще у всех у них денег. И брать не надо, даже если дают. Возьмете – и сами окажетесь там, где художественные средства пропаганды булькают. Золото Мединского, оно, конечно, золото, но такое, которое золотари добывают. 

Делаешь что-нибудь стоящее – значит, найдутся пока и помимо подаяния от Минкульта возможности это стоящее реализовать. Нет – так и не жалко, положа руку на сердце. Но даже такая неудача все равно лучше, чем обязанность плясать под министерскую балалайку, симулируя приступ патриотического восторга. 

Новой искренности всех этих мединских можно противопоставить только простую человеческую честность. В первую очередь – как раз во взаимоотношениях с ними. 

И уж точно не стоит завидовать счастливцам, которые до золота Мединского дорвались. Посмотрите вон на успехи и прорывы бывшего режиссера Михалкова. Если терпения хватит смотреть, конечно. А ведь Никита Сергеевич большой талант имел прежде в отличие от армии штамповщиков патриотических шедевров по заказу и на злобу дня. 

Нечему там завидовать.

Голословным не буду, имею прекрасные примеры того, как любое, даже иногда сомнительное зрелище можно превратить в настоящий праздник духовности и патриотизма. Россия, как всякому известно, в кольце врагов, одни над традициями нашими поглумиться хотят, другие – детей обучить плохому. Третьи – персонально над депутатом Милоновым надругаться. Судя по суетливости депутата Милонова, таких, кстати, большинство. Время, в общем, тяжелое, и к штыку приравнивают нынче не только перо, но и огурец. И при необходимости – красавицыны бели. 

В Москве прошел финал конкурса «Краса России – 2014». Все как полагается – ноги, бюсты, прочее филе и дефиле в купальниках. Но ветер истории теперь вздымает юбки наших красавиц. Там, где прежде сытый нувориш, глотая не запрещенные тогда еще деликатесы, выбирал себе легкомысленных спутниц, ныне царит совсем другая атмосфера. 

«Впечатление незабываемое, – в один голос заявляют девушки. – Весь конкурс был пронизан духом патриотизма. Иосиф Кобзон пел песню «Хотят ли русские войны», а мы маршировали». 

Честное слово, это цитата, и она так прекрасна, так самодостаточна, что я не стану портить впечатления комментарием. Разве позволю себе рекомендацию: на конкурс «Краса России – 2015» участниц стоит выпустить в противогазах. Чтобы жюри не отвлекалось на пустяки и оценивало только то, за что мы своих женщин любим, – мастерство строевого шага. Впрочем, и костюмы химической защиты тоже не помешают. Скорее, наоборот, дополнят картину. 

Или вот еще тоже московская новость: Координационный совет… Что-то смутно знакомое шевельнулось в недрах памяти, да, были какие-то люди такие, выборы устраивали и даже заседали… Прочь, призраки прошлого! Координационный совет при президенте по делам детей обсудил проект стратегии воспитания до 2017 года. Вела заседание, поскольку президент не пришел, Валентина Матвиенко. Женщина-сенатор посетовала на то, что школа больше патриотизма не воспитывает, и потребовала, чтобы воспитывала. А потом выслушала милостиво прочих участников. 

Прекраснее многих отчиталась о достижениях губернатор Владимирской области Светлана Орлова: «Мы возродили традицию гусиных боев. Это рассказывает школьникам об истории XVII века. Это объединяет. Люди приходят семьями и начинают воспринимать судьбу Родины как свою собственную. Мы возродили и праздник огурца». 

Тут от комментария удержаться сложнее. Как любитель путешествовать по России, не могу не отметить: праздник огурца в Музее деревянного зодчества города Суздаль возродили в те дикие времена, когда можно было просто устраивать аттракционы для туристов и не думать, окажет ли это должное влияние на умы подрастающего поколения. Но всякая веревочка в дело годится, еще пара лет интенсивного возрождения традиционных ценностей, и губернаторы начальству начнут докладывать: мы возродили старинную традицию осенних дождей, с тем чтобы как можно прочнее сплотить население вверенных областей вокруг фигуры национального лидера. Мы вернули наш древний обычай – восход солнца на востоке, который должен демонстрировать крепость российско-китайской дружбы и отказ от прогнивших европейских псевдоценностей. Мы… 

Но с гусями все куда интереснее. В голову лезет, конечно, мем из интернета – «воруй, убивай», ну и сами знаете, наверное, что там про гусей дальше. Однако вчитайтесь в слова губернаторши владимирской: «Люди приходят семьями и начинают воспринимать судьбу Родины как свою собственную». 

Приходишь с детьми и супругой, смотришь, как гуси друг друга увечат, и начинаешь судьбу Родины воспринимать как свою. Это богатый образ.

Борьба за традиционные ценности предполагает наличие врага, норовящего эти самые ценности разрушить. Без врага и борьбы никакой не получится. Искусство врага обнаружить – само по себе ценность, и спрос на умение это будет только расти. Так вот, для юношей, обдумывающих судьбу, – мастер-класс по выявлению врагов от Елены Козловой, гражданского активиста и филолога из Твери. 

Страшные вещи усмотрела Елена Козлова в произведениях Григория Остера, каковой, выдавая себя за детского писателя, много лет, с советских еще времен, растлевал невинные души. Доказательства – в рецензии «Григорий Остер: от котенка по имени Гав до каннибализма и инцеста» на сайте с характерным названием «Проверено мамой». Ладно, не взыщите, мне все равно лучше не сказать, так что помучаю вас цитатами. Красоты, обещаю, небесной. 

«Книги этого автора не только издаются огромными тиражами, но и являются основой для многочисленных мультфильмов, спектаклей и постановок для маленьких зрителей. Однако вредные советы Григория Остера ломают социокультурный код российского гражданина. Неясно, для чего автор прививает нашим детям лошадиные дозы образцов девиантного поведения. Являются ли книги Г. Остера механизмом технологии «Окна Овертона»? Способствуют ли они легализации каннибализма?» 

Трепещите, мы только начали. 

«Постмодернизм – течение, которое, по мнению филолога Ларисы Рудовой, размывает границы, будь то границы структур власти, идеологий или литературных жанров. Главное – уйти от общепринятого канона, от официальной, общепринятой литературы. Здесь возможно все: ужастики («Школа ужасов»), советы («Вредные советы»), задачки («Противные задачи»). Для Остера неприемлемо классическое деление литературы на жанры, например такие, как сказка, былина, миф и т. п. Все это создает строго иерархичную картину мира, которая для Остера неприемлема. «Нельзя относиться к власти, как к родителям. Граждане не должны влюбляться в государственную власть. Нужно бороться с этой любовью в себе». 

Так каким же образом борется Остер с любовью к государственной власти? Очень просто. Посредством детской литературы». 

Чувствуете, что мерзавец задумал. (В скобках – предложенный вариант классического деления литературы на жанры наводит, конечно, на печальные мысли о состоянии тверской филологии в наше суровое время, ну да это мелочи, когда на кону – судьба детей и государственной власти.) 

«Смею предположить, что произведения Григория Остера, как и постмодернизм в целом, нацелены на слом социокультурного кода российского гражданина». 

Я бы, кстати, предложил депутатам подумать над перспективой введения уголовной ответственности за слом социокультурного кода. Нет, а что? 

«Но Григорий Остер на достигнутом не останавливается. В оборот вводится тема, на которую еще на заре человечества наложено табу. Каннибализм. Не верите? «Книга о вкусной и здоровой пище людоеда». Вот несколько «рецептов». 

Ладно, остановлюсь, хотя дальше там выясняется, что Остер еще и табу на инцест пытается взломать. Лучше предложу ревнителям традиций здоровую альтернативу. Детям, может быть, такое читать и рановато, зато внутри прекрасного текста, который ниже частично будет воспроизведен, – никаких покушений на социокультурный код российского гражданина. Или даже квинтэссенция этого самого кода. 

Прекрасная статья из еще более прекрасного журнала «Братишка дальнобойщик» (названия достаточно, чтобы понять, что издание это серьезное и от любого постмодернизма далекое). Текст – «Дальнобойщик снял телочку на Казахской границе и она его выхлопала»; арфагрофия и панктуация от братишек: 

«Башкирский дальнобойщик, поехал в Казахстан, и надо же такому случиться, что на границе у него зачесалась шишка. А тут глядит – херасе – телочка стоит и голосует. Разговорились – та и говорит – довизи мол друг дальнобой до Петрпавловска за пару палок. А тот и рад-радехонек. 

Едут че, он ее потрахивает, она ему байки травит, как до Петропавловска доехали, он ему и говорит, влюбилась типа, аж трусы прилипли к сиденью, давай пороться будем, пока ты с казахстана не уедешь домой. А он и рад стараться». 

Прекрасный, мне кажется, текст, тут и горькая судьбина русская, и архетипический образ дороги, и даже любезный сердцу любого патриотического филолога сказовый лад. 

«Катались они так пять дней и вот на одной из стоянок, наш Дальнобойный Ромео решил сбегать купить пожрать-попить в дорогу, а дорожная посасайка сидела в кабине. Когда он вернулся в кабину, то его ждало только мокрое пятно от ее мандятины на сидении и отсутствие 65 000 рублей в заначке». 

А вот вам и легкий намек на то, что семейные ценности важнее сомнительных приключений. И главное – это ведь тот самый язык, на который постепенно переходит российская дипломатия, а передовой и прогрессивный министр иностранных дел так и вовсе перешел уже практически. То есть если вместо остеровской похабели такие вот произведения детям читать – это им и карьеру в будущем сделать поможет. 

Хотел добавить напоследок, что в 2004 году Остер разработал по заказу администрации тогдашнего президента Путина сайт «Президент России гражданам школьного возраста», да спохватился – зачем? Тогдашний Путин – он ведь не то что нынешний.

Любому роману про поиск сокровищ нужен яркий финал. И вот он – колотится в двери. Скупой телеграфный стиль: «Неизвестный выстрелил в кафе в Ростове-на-Дону из противотанкового гранатомета, никто не пострадал, сообщает прокуратура Ростовской области». 

Тут, конечно, хочется помечтать о возвращении на родину героических добровольцев. Опять же, шуточный обстрел из гранатомета – это известный трюк. Но пусть Следственный комитет разбирается, если выкроит время, занятые ведь люди, все больше кражей плакатов с забора интересуются, кто там и куда вернулся, а также – в чем соль взрывоопасной шутки. Мы можем, к сожалению, обойтись и без домыслов. 

Если людям месяц за месяцем рассказывать, что кругом враги, то они поверят, что кругом враги. Если людям доказывать с пеной у рта, что ездить к соседям в гости без приглашения, чтобы этих врагов убивать, – дело благое и героическое, – они тоже поверят. А дальше нужна очень нехитрая мыслительная операция, чтобы все сказанное о врагах ближних и дальних перенести домой. 

Прекрасная, между прочим, объяснительная модель. Этот вот, в очочках, против русского мира бухтит? Фашист, однозначно фашист. И телефон красивый у него, пригодится. Но ведь и этот вот, щекастый, с депутатским значком, – он тоже фашист зажравшийся. Ну и что, что про русский мир трещит, не умолкая, какая разница, о чем он там бормочет. Зато тачка у него годная и часы заметные. 

Если ценностями объявлять страх перед всем живым и ненависть к любым непохожим, не надо удивляться, когда появятся на улицах истинные ценители. Это самое кафе в Ростове называлось «Старинные часы», кстати. И похоже, старинные часы что-то там уже отсчитывают.

 

Иван Давыдов

Источник: slon.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: